События
Минимизировать зло «Известия» 12.12.2016

Минимизировать зло «Известия»

Социологи, криминологи и специалисты по наркополитике объединили мировой опыт по борьбе с наркоманией

В 2017 году в Германии будет издан большой международный труд социологов, криминологов и специалистов по наркополитике, обобщивший мировой опыт в борьбе с наркоманией. Одну из глав книги — о рынке героина — написал наш соотечественник, старший научный сотрудник Международного центра экономики, управления и политики в области здоровья петербургского НИУ ВШЭ Петр Мейлахс. Он проанализировал данные из открытых источников, в частности ежегодные отчеты управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC, или УПН ООН), и пришел к выводу, что все традиционные меры по борьбе с наркоманией, применяемые в мире, малоэффективны.

Мировой рынок героина оценивается в $55 млрд и затрагивает около 12 млн потребителей. По данным Всемирного доклада УПН ООН 2016 года, за год на него поступает 327 т героина (по другим оценкам — до 450 т, из которых порядка 70 т приходится на Россию).

Традиционно решение героиновой проблемы заключалось в попытках обуздать распространение наркотика, будь то «кнут» в виде тюрьмы или «пряник» в виде программ профилактики.

«Однако нет никаких доказательств того, что эти способы являются эффективными в снижении числа наркоманов в обществе. В значительной степени рост или уменьшение проблемы связаны с модой на наркотик», — говорится в работе.

— История показывает, что с распространением наркотиков мало что можно сделать. Профилактика по большому счету не работает, — пояснил Петр Мейлахс. — В разных странах применялись разные меры: где-то драконовские, где-то либеральные, но это практически не влияло на рост, а потом и падение потребления. В какой-то момент люди сами отворачивались, допустим, от того же героина, который приобретал негативную репутацию.

Чаще всего победу над эпидемией приписывают себе либо врачи, либо полицейские. Но анализ общемировой ситуации показывает, что от количества задержаний и принятых пациентов ход эпидемий не зависит. Что же делать?

— Мы не можем реально влиять на снижение числа наркозависимых, но можем влиять на снижение вреда от наркотиков, — пояснил специалист.

Ярче всего это показал бостонский эксперимент. Местные полицейские донесли до преступников простую мысль — если в вашем районе кого-то убивают, мы арестуем всех, кто торговал наркотиками. Но если на улицах тихо, мы смотрим на торговлю наркотиками сквозь пальцы. После чего проявлений насилия в городе стало намного меньше.

Главный нарколог Минздрава России Евгений Брюн в разговоре с «Известиями» отметил, что ряд традиционных мер действительно может иметь невысокую эффективность и «победить наркоманию до конца вряд ли удастся, во всяком случае в ближайшие годы».

Однако Брюн категорически не согласен с тем, что ситуацию не нужно пытаться менять самыми разными способами.

— Нужно принимать и полицейские, и медицинские, и психологические меры, — уверен он. — Для нас главное — минимизировать зло и пытаться спасти каждую личность. Тем более что среди потребителей наркотиков есть много молодых, талантливых людей, — сказал главный нарколог.

Комментируя бостонский эксперимент, он отметил, что ситуация в США точно не может быть примером.

— Героиновая наркомания у них снизилась, когда они легализовали марихуану. Но наркоманов в США больше, чем у нас, в два-три раза. Это тупиковый путь, — считает Евгений Брюн.

Директор Института наркологического здоровья нации Олег Зыков пояснил «Известиям», что сама постановка вопроса «можно ли победить наркоманию», звучит странно. Вся история человечества связана с употреблением психоактивных веществ, желанием получить удовольствие, и физиологию не изменить. Правильнее говорить о снижении спроса на эти вещества и шире — на разрушительные формы поведения.

В этом смысле эксперт согласен с Мейлахсом, говорящим о снижении вреда от наркотиков вместо борьбы с самим наркотиком.

Не вызывает отторжения у Зыкова и тезис о том, что рынок наркотиков напрямую связан с уровнем насилия, что показал и бостонский эксперимент, и, например, ситуация в послевоенной Японии.

После Второй мировой войны многие жители этой страны употребляли амфетамин. И лишь значительное снижение уровня насилия в обществе благодаря комплексной работе по разгрузке тюрем и созданию специальных служб помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, переломило ситуацию.

Примерно то же нужно и России: здоровый образ жизни, адресная помощь людям в кризисной ситуации, работа по снижению насилия в обществе и помощь тем, кто уже переступил черту.

Кстати, одним из эффективных способов уменьшить ущерб от наркомании Петр Мейлахс называет метадоновую заместительную терапию, которую практикуют многие страны мира и даже в СНГ, лишь Россия и Туркменистан выступают против.

Евгений Брюн — противник метадоновой терапии.

— Метадоновая терапия — это тупиковый путь. Есть исследования, показывающие, что он оказывается и дороже. И если раздать метадон, наркоманы будут просто торговать им, выходя из кабинета врача, а на полученные деньги купят героин и вернутся на улицу, — полагает он.

А Олег Зыков призвал перестать «политизировать» дискуссию о метадоне.

— Для заместительной терапии, на мой взгляд, бупренорфин лучше. Хотя и метадон — это не более чем одна из медицинских технологий для работы с определенной частью пациентов. Я не испытываю восторга от метадона, но и не понимаю, почему его запрещают в России, — сказал Олег Зыков.

Самый употребляемый наркотик в России — героин, на втором месте — марихуана, на третьем — синтетические смеси. По данным Минздрава, в 2002 году число официально зарегистрированных наркоманов в стране составляло 450 тыс. человек, при этом эксперты называли цифры в 2–4 млн. В 2015 году ФСКН сообщала о 7,3–8 млн регулярно или эпизодически употреблявших наркотики. При этом, по данным главного нарколога России, официально в стране зарегистрировано не более 700 тыс. наркозависимых.

Бывший начальник управления по взаимодействию с общественностью и СМИ ФСКН Владимир Синельщиков в беседе с «Известиями» не согласился с тем, что принимаемые сейчас меры неэффективны.

— Минздрав в последнее время занялся реабилитацией, ресоциализацией наркоманов. Если раньше многие занимались самодеятельностью, нормального лечения наркоманов не было, теперь всё в рамках закона, — сказал «Известиям» Владимир Синельщиков. — И с точки зрения полицейских мер тоже работа продолжается, пусть и не по линии ФСКН, а в рамках другого ведомства (МВД. — «Известия»), — отметил он.

Синельщиков напомнил, что во всем мире изымается лишь порядка 10% наркотиков. Это немного, и есть над чем работать. Однако Россия по показателям не хуже других стран. А чтобы было лучше, нужно продолжать работать и особенно развивать международное сотрудничество, поскольку «главари обычно сидят не в России».

Эксперт скептически отнесся к идее переключиться с борьбы с наркоторговлей на уменьшение ущерба от нее. По его словам, связанное с наркотиками насилие на улицах, которое предлагают уменьшать, уже не столь актуально, как раньше. В основном торговля идет через интернет. Поэтому необходимо даже усилить полицейские меры, в частности, в высокотехнологичной сфере, чтобы отслеживать цепочки поставок наркотиков внутри всемирной паутины.


Возврат к списку