Menu
Идем вместе, спасая жизни!
8-800-350-39-52

Звонок бесплатный по России

Menu

Антинаркотическая стратегия 2030: О заместительной терапии

Утвержденный документ в конце 2020 года,  о Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации на период до 2030 года, насчитывает 20 страниц, и состоит из 6 глав. Поэтому, тем, кто интересуется и кому небезразлично, то  по каким направлениям будет выстраиваться внутренняя и внешняя антинаркотическая  политика нашего государства в ближайшие 10 лет, рекомендуем ознакомиться с первоисточником.  

Мы  не будем пересказывать весь документ, а пройдемся и выскажем своё мнение лишь по одному  аспекту IV главы. Так как с момента утверждения документа в сети и СМИ  обсуждается больше всего именно  данный пункт: «Недопущение применения методов заместительной терапии при лечении наркомании» 

Начнём с того что, Россия относится к так называемым странам с «Политикой нулевой толерантности» ( в противовес странам с «Политикой уменьшения вреда»)  суть которой, состоит в нетерпимом отношении государства и общества к любым наркотикам. В том числе и к практике использования медицинских наркотиков для лечения от «уличных».  Название данного метода лечения — заместительно-поддерживающей  терапия (ЗПТ). ЗПТ официально признана ВОЗ, рекомендована ООН и применяется в США, во всех странах Совета Европы,  в большинстве государств постсоветского пространства и пр. 

О чём говорит  опыт этих стран? 

Одной из первых стран ( середина 1970ых)  , которая начала внедрять программу ЗПТ- метадоноовой заместительной терапиии, была Германия. Теория метадоновой замещающей программы состоит в том, что наркоману, принимающему героин, ежедневно выдается другой наркотик — метадон. Наркоман перестает принимать героин, и, теоретически, снижая дозу метадона, его можно полностью излечить от болезни. 

Для справки: метадон  был разработан для борьбы с зависимостью от опиатов  в 1919 году и был выпущен на рынок немецким концерном «Илай Лилли» под названием «героин-ком-паунд». В 1937 году его назвали в честь Адольфа Гитлера – «долафином». В 1954 году переименовали в «метадон». 

 Как утверждают немецкие специалисты, за это время у них накопилось  множество научной информации и они не могут отрицать того факта, что  у этой системы нет издержек: «Лишь меньшая часть клиентов благодаря метадону полностью отказывается от употребления опиоидов, многие не удерживаются в программах ЗПТ». Нам же  пожалуй,  стоит обратить внимание на тот факт, что относительно недавно в Германии открылись проекты ЗПТ с медицинским героионом (диаморфином). 

Цель проекта: пожизненный прием препарата для тех кто не сможет бросить наркотики, «благодаря которому зависимые люди сохранят человеческое достоинство». Но ведь изначально программы ЗПТ были направлены на то что бы помочь выйти из употребления (терапия — от. греческого лечение), а не для того чтобы человека привязать к пожизненному  «наркотическому пайку»   

На заметку: в 2016 году Американские ученые, проведя исследование, и проанализировав данные более 45 тысяч пациентов с хронической болью нераковой природы пришли к выводу, что длительный прием опиоидов повышает риск смерти, не связанный с их передозировкой. Анализ причин этих смертей показал, что наибольшее отношение рисков наблюдалось по сердечно-сосудистым заболеваниям 

 Здесь стоит  отметить, что с появлением и распространением ВИЧ инфекции, программа  ЗПТ  выступала также и в качестве инструмента сдерживания распространения вируса. Однако на сегодняшний день внутривенный путь передачи  ВИЧ инфекции в РФ отошел на второй план. 

А если мы обратимся к Израилю, в котором также практикуется  ЗПТ, то увидим что там бок о бок существуют учреждения которые работают по данной программе и те которые лечат людей  уже от последствий заместительной (метадоновой) терапии. И что очень важно, абсинентный синдром от этой терапии длится дольше и болезненней чем от «уличных» наркотиков. Героиновая ломка длится несколько дней, а метадоновая несколько недель. При этом наркоман испытывает такие нечеловеческие страдания, что самостоятельно сойти с метадона просто не может.  

И вот что говорят сами израильские специалисты на этот счет: «Долгосрочное употребление метадона очень опасно для здоровья. По сути, подобные «программы» просто медленно убивают зависимых, вместо того, чтобы их лечить. В результате решаются проблемы государства, но не человека».Сейчас же в Израиле идет речь о том, что государство хочет передать распространение метадона частным компаниям. 

Из этого не трудно сделать вывод что действительно, все не так гладко в подобной методике. И основной «затык» в этом случае, по нашему мнению, что причины, которые привели человека к зависимости никуда не уходят. И люди участвующие в программах ЗПТ сохраняют «старую модель» поведения: то выпивая недельную дозу терапии за один раз, то продавая или меняя терапию на «уличный» наркотик, а некоторые из родителей по прежнему продолжают покрывать своих детей  перед врачами  прописывающими их чадам препарат. 

Смертин Виктор специалист по социальной работе  ОГКУ «ЦРН «Воля» 

© 2021